Добрая богиня
Ответ Сасакибаре
Мистер Дженкинс
Снежная королева
Переписка 1999 г.
Порко и Джина
К Абсолюту
Образ науки
Цивилизация Лапуты
Фантастика у Миядзаки
Тема "Волчьей принцессы"
Наставление юношеству
Философия деталей

Главная страница

Олег Лямин

О волшебной встрече Тихиро

       На этом сайте мне бросилось в глаза письмо, в котором задается вопрос: кто такой Хаку? И хоть ответ уже был дан, мне хочется дать свой комментарий, несколько более полный.
       Так вот, Хаку - бог реки, реки осушенной, отчего ему и пришлось идти к Ю-Бабе. Да и в конце фильма он говорит, что тоже вернется в свой мир - свой, а не наш.
       Тут хотелось бы отметить, что такие примитивные понятия как несчастная любовь в фильмах Миядзаки мне лично не встречались - я имею в виду в чистом виде, без объяснений и развития. Вообще же этот эпизод, конечно, меняет жизнь Тихиро навсегда, и не стоит облачать конец фильма в привычное пальто хеппи энда. Цель достигнута, все спасены, но это далось дорогой ценой - дорогой и по ту сторону врат...
       Одним из ключевых моментов тут, я думаю, можно считать то, что отличает последние кадры картин Миядзаки от фильмов западных режиссеров - все только начинается (что зачастую можно видеть своими глазами в финальных титрах - те же "Мой сосед Тоторо" или "Служба доставки Кики" и др.). И это особенно важно в этом фильме - ведь про этот возраст многие скажут: у нее все только начинается.
       Нам не дано знать, как все сложится. Мы только знаем, что жизнь ее, выйдя однажды за рамки обыденного, пойдет своим путем (что, конечно, верно при любом раскладе, но тут ощущается особенно ясно и даже видна направленность), и, конечно, можно не сомневаться, что Тихиро не забудет этих дней.
       И это не пустые слова. Ведь это рисованный фильм, так что всё в кадре имеет значение. И вот, зная это, приглядитесь - в последних кадрах в волосах Тихиро играет волшебная нитка, сплетенная из той самой пряжи... Если воспользоваться избитым клише, она унесла частичку волшебного мира с собой.
       Я лично не риску утверждать, что Хаку станет ее настоящей любовью в настоящем мире - да и, помилуйте, все течет, все, изменяется, а ей всего лет десять, так что ж теперь, связывать ее полюбившейся нам историей?
       Но, помня об этой нитке, я свято верю в то обещание, которое Хаку дал Тихиро - в ее мире они обязательно встретятся. Если кто-то не ограничится пожеланием счастья им обоим (вместе или порознь), что ж - у него богатое поле для фантазий; не думаю, что Миядзаки уподобится руководству основанной Диснеем компании и примется клепать продолжения. Сам же я предпочитаю отпустить героев одной из лучших картин, которые я видел в жизни, именно с самыми добрыми пожеланиями и не тревожить их в дальнейшем, и лишь только к этим дням я буду возвращаться снова и снова, но ни к каким другим...
       Что же касается дракона, в котором Тихиро признала Хаку - я бы выбрал другой вариант, версию, если угодно. Его она признала потому что. И все. Ведь это любовь, вы не забыли?
       Хотя, конечно, можно найти и логическое обоснование. Ведь по дороге назад в баню после того, как Хаку показал ей родителей, Тихиро, обернувшись, видит в небе именно этого дракона - дракона, улетающего оттуда, где она простилась с Хаку. Опять-таки, в рисованном фильме этот эпизод не может не иметь огромного значения для осознания последующих событий.
       В этом, как и многих других фильмах, Миядзаки помещает отдельные эпизоды, которые могут быть поняты только с позиций последующих, то есть фактически только при повторном просмотре.

октябрь 2004

Верх страницы