Добрая богиня
Ответ Сасакибаре
Мистер Дженкинс
Снежная королева
Переписка 1999 г.
Хаку и Тихиро
Порко и Джина
Образ науки
Цивилизация Лапуты
Фантастика у Миядзаки
Тема "Волчьей принцессы"
Наставление юношеству
Философия деталей

Главная страница

Олег Лямин

К Абсолюту

       В свое время я много размышлял о "Принцессе Мононоке".
       Я согласен с теми, кто не спешит относить эту картину к экологическим проповедям. Ведь на самом деле истинный смысл куда глубже и взаимоотношения людей с природой - лишь фон, на котором разворачиваются события.
       Этот фильм - единственный в своем роде - ставит героя в ситуацию, когда от него ждут принятия одной из противоположных точек зрения, заведомо уводящих в сторону, в сторону насилия и ненависти. В этом смысле вторичность экологической составляющей особенно явна - ведь вся жизнь соткана из проблем, которые нельзя решить простым разделением на хорошее и плохое.
       Я раньше не связывал Лесного духа с истиной. Но после статьи на этом сайте мне подумалось: а не есть ли страстное желание Эбоси убить его - желание отмахнутся от сомнений, терзающих, тревожащих душу именно из-за того, что ее истина ошибочна? Не смутное ли ощущение в душе, что смерь Эбоси не решит проблем, заставляет Сан идти к своей цели не оглядываясь и не останавливаясь, чтобы не оставить времени на раздумья? Помните, как умирающему Аситаке она кричала: "Все, довольно!" Так же решительно она, конечно, отметала и все сомнения.
       Тут еще хочется сказать, что мотивы и Сан, и Эбоси, хоть и не показаны явно, несомненно очень глубоки. Поведение Сан во многом типично для проигравшего, стремящегося к мести врагу внешнему, чтобы не оставить себе времени на встречу с собственным разумом, сердцем, душой - потому что когда твоя цель далека от истины, эта встреча всегда страшит. И Эбоси, вовсе не являющаяся причиной раздора людей с лесом (вспомним, она пришла тогда, когда война с лесом уже была в самом разгаре), также выбрала свою сторону - сторону людей, нуждающихся в ее защите.
       Здесь подчеркивается природа врагов.
       Сан олицетворяет лес, хозяйкой которого не является и ответственности перед другими жителями которого не несет. Она хочет оставить лес жить своей жизнью, жить по лесным законам, со множеством смертей каждый день и каждый час - вовсе не случайно ее матерью стала Моро, волчица, а не олень или кролик, от которых еще можно было бы ждать пряничного альтруизма.
       И Эбоси, которая олицетворяет общество людей, нуждающихся во взаимной защите, помощи и поддержке своих близких и своих правителей - и получающих эту поддержку! Ведь смерть Лесного духа для нее - не только победа над лесом, но и спасение для прокаженных. А в том, что она собирает в Железный город девушек, выкупленных ею из борделей, прокаженных, покинутых и одиноких, видно извечное желание Человека построить то, что принято называть Утопией - но построить не разговорами и мечтаниями и даже не чужими смертями, а делом, полной самоотдачей, вплоть до потери собственной жизни (тут я особо хочу просить не придираться к термину "Утопия", это просто более-менее близкий термин, который я взял, чтобы не тратить время).
       Правда всегда одна... Абсолют. То, чего по определению в природе не существует, как ни странно... И вот Аситака в отличие от всех других стремится к истине, в то время как другие под действием разных обстоятельств и в соответствии с собственным интеллектуальным уровнем выбирают свою правду - именно правду, кто же будет спорить! - и тянут одеяло на себя.
       Подспудное осознание этого не может не раздражать Эбоси, также как Моро, Окото, Сан.
       Да, Аситака подошел к истине так близко благодаря своим необыкновенным способностям. И начал он этот путь, возможно, потому, что, умирая, был освобожден от заботы о собственном благополучии. Но в этом смысле его способности можно рассматривать всего лишь как художественный прием, выделяющий, подчеркивающий то, что должно быть замечено - только с "глазами, незатуманенными яростью и ненавистью", можно видеть истину, и только стремление к ней есть достойная цель для человека, если он достаточно силен, чтобы не отчаиваться недостижимостью цели.
       Не мною замечено - абсолют недостижим. И последние кадры, конечно, не подходят под типичную мерку хеппи энда - ведь решен отчасти вопрос с экологией, но по прежнему остались два полюса, Сан и Железный город, между которыми Аситаке предстоит теперь жить, даже если противоречия никогда более не достигнут прежнего накала, чего я искренне желаю и Сан, и Лесу, и жителям Железного города.

29 сентября 2004

Верх страницы