Презентация песни к "Понё"
"Красоточки": из главы 3
"Красоточки": из главы 4
"На старт"
Корейская статья о "Сэн"
Про Навсикаю
"Унесенные духами"
"Ведьмина служба доставки"
Ранний "Порко Россо"
Осаму Тэдзука
Учитель рисования

Главная страница

Журнал «Анимейдж», июль 2008 г.

Кацуя Кондо, ассистент режиссера по прорисовке в "Понё на утесе",
дает интервью перед самой премьерой фильма.

- Сначала расскажите, пожалуйста, как вы включились в работу над "Понё".
Кондо: Я был художником-постановщиком в короткометражке для музея студии, "В новый дом" (2006), и где-то с середины ее съемок Миядзаки начал поговаривать о следующем фильме. Тогда речь была о том, не удастся ли в формате кино снять фильм, где все было бы понятно без слов - или по крайней мере где была бы настоящая анимация.
- И с каким настроением вы подошли к работе ассистента режиссера по прорисовке?
Кондо: Фундаментальные принципы того, как я анимирую, остались теми же, что всегда. Но на этот раз Миядзаки сказал: "Производство анимации до сих пор развивалось таким образом, чтобы получить наибольший эффект с наименьшими затратами, на это нацелены все технологии. Не нам это менять; но попробуем-ка старый забытый способ - потратим побольше времени, нарисуем больше фаз, результат должен себя оправдать". Разумеется, там, где особенно плавные движения не нужны, мы не увлекались, но в ключевых местах, когда раньше обошлись бы пятью кадрами, рисовали десяток. И стало очевидно, что найти этот баланс количества кадров - первостепенная задача.
- Была ли какая-нибудь особенно трудоемкая сцена?
Кондо: Да там легких не было... Можно сказать, важнее всего было не в одни сцены вложиться, в другие не вложиться, а выдержать некий единый уровень.
- Ну, а самый сложный персонаж?
Кондо: Гранманмаре заставила помучаться. Рисовать идеальную, безупречную красавицу - это очень нервное занятие.
- В ней в первую очередь, но и в остальных женских персонажах фильма есть некий лоск.
Кондо: Я считаю, что работа ассистента по прорисовке, в конечном итоге, именно наводить лоск, лакировать. Если результат не чувствуется, значит, я зря потратил время. Ключевые кадры приходят уже спелые, обросшие мякотью, как плоды; я сверху делаю глянцевую кожицу, чтоб блестело, и передаю фазовщикам. Моя роль на последнем этапе - героев причесать, подрумянить и навести марафет. Взять что Сооскэ, что Понё, да и со многими персонажами так: если в них не будет лоска и очарования, то картинка получится скучной. Я считаю эту составляющую своей работы очень важной и думаю, что именно поэтому мне ее и поручили.
- Когда вы познакомились с раскадровками Миядзаки, что-нибудь показалось вам неожиданным, не таким, как раньше?
Кондо: Начать с того, что они полностью цветные. Тут надо было показывать и обычный мир, и впридачу к нему подводный, и чтобы мы поняли, на что похож тот и другой, Миядзаки попробовал объяснять в цвете. Всем понравилось, и сам он тоже подумал: а ведь в красках правда понятнее! Ну, а дальше уже пришлось так и продолжать до конца.
- Отразилась ли в ком-нибудь из персонажей ваша собственная жизнь?
Кондо: С этим все было наоборот: Миядзаки вдохновился моим семейством. По его замыслу, Фудзимото - это я. Когда записывали звук к этой роли, он и актера поправлял: "Кондо говорит вот так". То есть мой образ довольно серьезно эксплуатируется. Миядзаки вообще любит списывать своих героев со знакомых.
- Если Фудзимото - это вы, то и у других персонажей есть прототипы среди его знакомых?
Кондо: Прототип Понё - моя дочка. Ей сейчас три года. Между прочим, когда Миядзаки мне давал указания по работе, то Понё называл не "Понё", а именем дочки.
- Вы еще и автор текста к заглавной песне. Это Миядзаки вас попросил?
Кондо: Да. Спросил: "Не попробуешь?" - "А можно? Еще бы!" Ведь это жутко интересно. Дзё Хисаиси уже написал мелодию, я все время был возле Миядзаки, в курсе его замысла, и думал, что справлюсь без труда.
- И как вам дались стихи, легко?
Кондо: Совсем наоборот. На следующий день после того, как согласился, я набросал список идей на несколько строчек и показал Миядзаки. Тот сказал: "Ну, попробуй это развить". А дальше ушло дней десять, чтобы привести их в законченный вид. Потом к Миядзаки, и он одобрил - сказал, что по-своему неплохо.
- Очень гладкий творческий процесс.
Кондо: Да, поначалу все казалось гладко. Я был рад, что не зря старался и песня получилась. А потом текст положили на музыку, и Миядзаки говорит: "Знаешь, Кондо... Не годится". Я послушал - действительно, плохо. Миядзаки сказал так: "Содержание слишком сложное, много лишнего. Надо написать проще. А если не знаешь, как, значит, пусть другие сочиняют".
- Сурово.
Кондо: Он еще в самом начале написал пожелания к теме песни, и там было что-то вроде "Хочу руки, хочу ноги, хорошо, когда есть руки, хорошо, когда есть ноги". Я старался на это и ориентироваться, но вот не получилось. Сдаваться было обидно, я потратил еще дня три-четыре и переписал текст. И на этот раз уже вышло хорошо. Наверно, первый вариант был слишком сюжетным, а потом я сделал упор на физические ощущения, упростил и много чего выкинул.
- Как вам в итоге нравится песня?
Кондо: Я рад, что исправил текст. Первый вариант был похож на букет из множества разных мелких цветочков. Можно и такой подарить, но все-таки впечатление получится слабое. Зато если бац - и вручить что-нибудь большое, вроде подсолнуха, вот это будет мощно.

Журнал «Анимейдж», июль 2008 г., перевод с японского А.Паниной.

Верх страницы