"Красоточки": из главы 3
"Красоточки": из главы 4
"На старт"
Корейская статья о "Сэн"
Про Навсикаю
"Унесенные духами"
"Ведьмина служба доставки"
Ранний "Порко Россо"
Осаму Тэдзука
Учитель рисования

Главная страница

Журнал «Анимейдж», февраль 2008 г.

Миядзаки и Хиаиси на презентации песни к «Понё на утесе»

      3 декабря на студии «Гибли» прошла презентация песни к долгожданному новому фильму «Понё на утесе», и на этом мероприятии появился Хаяо Миядзаки. Режиссер уже очень давно не показывался прессе. Мы вам расскажем об этой встрече, где он вместе со своим неизменным соратником в музыкальной сфере Дзё Хисаиси и с исполнителями песни (это Такааки Фудзиока, Наоя Фудзимаки и Нодзоми Охаси) говорил о песне и о фильме.

ведущий:  Итак, позвольте начать пресс-конференцию. Прежде всего мне бы хотелось услышать пару слов от глубокоуважаемого г-на Хаяо Миядзаки, автора идеи, сценариста и режиссера фильма «Понё на утесе», а кроме того, и соавтора текста песни.
Миядзаки:  Видите, я прямо от рабочего стола, как был [в фартуке – прим. журнала]. (смеется)
  Мне очень нравится, какой получилась песня. Теперь, чтобы ей соответствовать, надо обеспечить счастливый конец, но поскольку раскадровки еще не готовы, я пока не знаю, хорошо все кончится или не очень.
ведущий:  А что нам скажет г-н Дзё Хисаиси, автор музыки к фильму, музыки к песне и ее аранжировщик?
Хисаиси:  С прошлого раза, с «Ходячего замка Хаула», прошло четыре года, и за музыку к новому фильму я взялся с изрядной тревогой. Но уже на первой рабочей встрече, когда посмотрел первые две части раскадровок, в голову пришла эта музыкальная тема. В ней настолько нет никаких изысков и вообще ничего, что я побоялся выглядеть смешным и дал ей пару-тройку месяцев отлежаться. Но все-таки она мне нравилась. Я собрался с духом, отнес ее к Миядзаки, и он сказал: «По-моему, самое хорошее в ней – простота».
  Так что начало получилось легкое. Почему я про начало? Ну, до августа еще немало времени, я жду, что будет три-четыре трудных момента. Но пока что этот год, кажется, удается закончить гладко.
ведущий:  А теперь Нодзоми Охаси, можно сказать, маленькая главная героиня сегодняшней встречи.
Нодзоми:  Я очень старалась спеть получше! (аплодисменты зала, к которым с ласковой улыбкой присоединяется и Миядзаки)
ведущий:  Я буду еще вопросы задавать, отвечай на них так же замечательно (общий смех).
  Дальше позвольте обратиться к исполнителю песни «Понё на утесе», г-ну Наое Фудзимаки из дуэта «Фудзиока и Фудзимаки».
Фудзимаки:  Я Фудзимаки... Прошу прощения, лет мне уже прилично, а такое событие первый раз. Я волнуюсь (общий смех). Должен извиниться перед поклонниками «Гибли» по всей стране, но я обычный немолодой дядька, офисный служащий – а мне досталось спеть заглавную песню к этому фильму. Я ее здесь потом исполню, не пугайтесь, пожалуйста, что я такой плохой певец.
ведущий:  И наконец, второй участник дуэта, г-н Такааки Фудзиока. Он исполняет «Тему Фудзимото», которая вошла на диск в паре с «Понё на утесе».
Фудзиока:  Боюсь, довольно многие не рады меня здесь видеть. Когда мы создали дуэт и стали выступать в свободное от работы время, то думали только понемножку скрасить старость музыкой, а сами не заметили как вон где оказались. Конечно, мне в это едва верится, и больше всего я стараюсь не помешать. Позвольте этим ограничиться, а то мне тоже предстоит петь, и от страха мысли путаются.

ведущий:  Прежде чем уважаемые журналисты начнут задавать свои вопросы, мне бы хотелось спросить несколько основных вещей о создании песни. Прежде всего, г-н Миядзаки, расскажите, пожалуйста, как вы описали г-ну Хисаиси будущее произведение?
Миядзаки:  Мне тут выдавали список вопросов... (достает из кармана бумажку). Вроде бы я написал Хисаиси памятку, но сам ее забыл (общий смех). Может, он вспомнит (смеется).
Хисаиси:  Это было настоящее пылкое любовное послание... Любовь, конечно, к фильму (смеется). Я получил множество подробных разъяснений про сюжет и про реальный мир. Сочинитель не все произведение представляет сразу, а проживает его шаг за шагом и делает важные открытия. Думаю, что и тот текст был этапом подобного процесса.
  В этот раз текст был длинный, какие-то части – как заметки, какие-то – как стихи: «Матушка-море», «Пришествие Понё», страниц десять с лишним. Когда я взялся за музыкальные эскизы [японцы говорят по-английски image album, нет хорошего русского термина – А.П.], тоже... Не помните? (смотрит на Миядзаки, тот качает головой, общий смех) – все начиналось с памятки и к ней же возвращалось, и так много раз.
  Были там стихи, которые Миядзаки не задумывал как текст песни. С «Лапутой» была такая же история [Хисаиси слегка отредактировал текст Миядзаки и написал на него заглавную песню - А.П.]. Я считаю, что Миядзаки – замечательный поэт. Тексты у него получаются не такие, как у песенников-профессионалов, но когда я их вижу, почему-то мелодия появляется сама собой.
  Так что на прошлой неделе я закончил альбом музыкальных эскизов, и в нем оказалось шесть песен. Все на слова Миядзаки. В конечном итоге я всякий раз отталкивался от его стихов.
ведущий:  Спасибо. Г-н режиссер, что вы на это скажете?
Миядзаки:  Рядом со мной работает ассистент по персонажам, Кацуя Кондо. Когда все это затевалось, его ребенку как раз только-только исполнилось три годика, он одновременно занимался фильмом и стонал от родительских обязанностей, и все это очень перекликалось с сюжетом. Я ему и предложил: «Не хочешь написать слова?» - «Хочу». Я числюсь соавтором, но только подкинул идею и сказал: «У тебя лучше получится». Так что заглавная песня у нас на слова Кондо. Он надеется на какие-то несметные дивиденды (общий смех), но на этот счет я стараюсь ничего не говорить. В общем, написал это Кацуя Кондо с мыслями о собственном ребенке. Очень занятно.
ведущий:  Большое спасибо. А теперь у меня вопрос к Нодзоми Охаси. Вопрос совсем простенький. Не помнишь, что ты подумала, когда первый раз пела эту песню?
Охаси:  Что она очень милая и веселая.
ведущий:  Спасибо. А г-н Миядзаки тебе тогда что-нибудь сказал?
Охаси:  (подумав) Сказал, хорошо получилось (общий смех, Миядзаки аплодирует).
ведущий:  Дальше я бы хотел обратиться к г-ну Фудзиоке. Была ли у вас какая-нибудь первая реакция на то, что вам предстоит исполнить заглавную песню к фильму студии «Гибли»?
Фудзиока:  Только одна: «Неужели нам доверят?» Само собой, я большой поклонник студии, и даже представить не мог, что доведется вот так поучаствовать... Мы самые что ни на есть обыкновенные дядьки, не лучше всех присутствующих (общий смех), и мне было за это очень неловко.
ведущий:  Вы исполняете «Тему Фудзимото» и даже, если не ошибаюсь, написали к ней текст. Вкладывали ли вы туда какую-нибудь идею?
Фудзиока:  Песни, которые мы пишем сами, почти все из жизни дядек, а поскольку у нас обоих и дети есть, мы просто выразили отцовские чувства без прикрас. Содержания фильма я не знаю и просто попытался представить себя на месте Фудзимото. Получилась песня мрачноватая, со следами забот. Простите меня, пожалуйста (виновато кланяется, общий смех).
Фудзимаки:  Разрешите, я дополню. «Песня Понё» - милая, трогательная, похожа на детскую песенку, а «Тема Фудзимото» невероятно угрюмая. Я спросил у продюсера, г-на Тосио Судзуки, зачем эти две вещи ставить на один диск, и вот что он ответил: «Тема Фудзимото – это настроение отца в те минуты одиночества, когда он приходит с работы домой и ныряет в ванну. Вместе эти песни выражают суть отцовства».
ведущий:  Г-н режиссер, вы согласны с тем, что говорит г-н Фудзимаки?
Миядзаки:  Фудзимото – отец Понё. Вот тут (показывает на плакат за спиной) есть картинка, отец вот этой личности. Пересказывать сюжет не стану, это целое дело, но автор текста, Кацуя Кондо самый настоящий Фудзимото. В нем воплощена очень большая часть японского отцовства. Мы говорим «Фудзимото, Фудзимото», а вообще-то он отец Понё.
ведущий:  Я слышал, заглавную песню представляют как что-то, что поют папа с дочкой, сидя вместе в ванне. Вы задумывали такой образ?
Миядзаки:  Нет – он сам собой появился, когда Хисаиси написал мелодию и я стал думать над словами. Маленькие дети очень, как бы сказать, материальны, живут в первую очередь не душевной жизнью, а физической, телесной, и в песню мне хотелось внести это ощущение. Поэтому, на мой взгляд, очень хорошо, что вышло похоже на детсадовскую песенку. Про детский сад Хисаиси сам первый сказал (смеется). И я подумал: так и есть, вот и отлично.
ведущий:  А теперь примем вопросы журналистов.

  Картину ждет с нетерпением множество зрителей. Г-н Миядзаки, расскажите нам о ней что-нибудь по существу, на ваше усмотрение.
Миядзаки:  Думаю, потом об этом будет говорить продюсер, но мы уже давно применяем компьютеры, и я пришел к выводу, что все-таки лучше самим работать веслами и ставить паруса в этом плавании. Поэтому я рисую, исходя из того, чтобы не было никакой трехмерной графики, только карандаш и бумага. Сколько получится в итоге рисунков – боюсь, что немыслимое количество, но поскольку исток анимации в том, чтобы оживлять картинку, нарисованную на бумаге, я намерен вернуться к этому первоначалу.
  Песня очень веселая и ритмичная. Как вы считаете, она скорее должна открывать фильм или завершать?
Миядзаки:  Ну, окончательно мы еще не решили, но если ее пустить в начале, то дальше персонажам останется только устроить пикник и массовое веселье (общий смех). Скорее, ей место в финале. И мой долг перед этой вещью, которую написал Хисаиси и спела Нодзоми – снять такой фильм, чтобы этот финал подходил ему по настроению.
  Говорят, вы сказали про исполнение Нодзоми: «То, что нужно!». А за что именно вы ее выбрали?
Миядзаки:  Первый раз мы дали ей спеть на пробу, когда еще ни в музыке, ни в словах не были полностью уверены... Но невинный ребенок – страшная сила, все дядьки так и растаяли (смеется). Вот, в сущности, и все, это не вопрос мастерства... Ей теперь наверняка предстоит выступать на разных мероприятиях и на встречах вроде этой. Так вот, г-н Фудзимаки, оберегайте ее, пожалуйста, от дурного влияния! (общий смех)
  А что вы думаете про сочетание Нодзоми и дуэта «Фудзиока и Фудзимаки»?
Миядзаки:  По правде говоря, мы с Фудзимаки хорошо знакомы, вот и договорились через продюсера Судзуки: попробовать, а если не пойдет, то и ладно. А в результате так и оставили. Я подумал: «Надо же, у Фудзимаки проглянула сторона, которой я раньше не замечал, и ведь хорошо получается». Вообще здесь настоящая цепочка удачных встреч, этой песне удивительно повезло.
  Г-н Хисаиси, какое было ваше первое впечатление от этого исполнения? И были ли какие-нибудь трудные моменты?
Хисаиси:  Даже не знаю, что ответить... Когда мне впервые сказали, что выбрали этих троих, я подумал: «Шутите?» (общий смех). Любители есть любители, так что без проблем не обошлось. Но для себя я это осмыслил так: если подумать, идея песни в том, чтобы ее могли, например, легко петь малыши в детском саду – наоборот, было бы странно, если бы такая вещь подошла профессиональным и популярным исполнителям. Так что Нодзоми и «Фудзиока и Фудзимаки» будут петь как представители широкой публики, выражать доступность песни для кого угодно... Уф, получилось-таки сформулировать (общий смех).
Миядзаки:  Позвольте мне добавить, что тут очень хорошо проявились достоинства г-на Фудзимаки. Хоть мы этого и не планировали (смотрит на Фудзимаки). Не планировали ведь? (общий смех)
Фудзимаки:  Не планировали (смеется).
Миядзаки:  Думаю, это одна из причин, по которым мы остались довольны.
  Вы сказали, что пока не знаете, получится ли хеппи-энд под стать песне. А в расписание съемок укладываетесь? (общий смех)
Миядзаки:  Нельзя думать, что не успеешь; я исхожу из того, что не могу не успеть. С одной стороны, все идет нормально, с другой, я уже говорил, что хочу полностью перейти на ручную работу, поэтому объем получается огромный. И я не знаю, как эта проблема потом аукнется. У меня самого возле стола скопилась вот такая стопка работы (разводит руки примерно на 30 см), и я изо всех сил стараюсь ее разгрести, но только подумаю, что стопка убавляется, как мне новое подваливают. Первый раз столько несделанного. Обычно накапливается где-то по столько (показывает около 15 см), а тут вдвое больше. Наверно, старею... (смеется).
  Песни из фильмов студии «Гибли» стали классикой, их знают взрослые и дети. Что вы об этом думаете?
Хисаиси:  Песня – это не только мотив, но еще и слова. А когда подключается видеоряд, возникает мир, который не столько понимаешь умом, сколько чувствуешь. Если публика так их подхватывает, на мой взгляд это значит, что к нашему огромному везению пока и музыка, и изображения и текст Миядзаки получаются удачно.
Миядзаки:  С «Тоторо» мы тоже прямо на этапе музыкальных эскизов поставили сознательную цель написать песню, которую станут петь малыши. Ее используют в детских садах повсюду, и мне даже слегка обидно за композитора, потому что он с этого не получает ни йены (общий смех).
Хисаиси:  Я не в претензии (смеется).
  А есть в тексте песни намеки на сюжет фильма?
Миядзаки:  Специально мы их там не прятали... Но, скорее всего, что-нибудь есть. Песня с фильмом перекликаются. Собственно, раз Кацуя Кондо работает рядом со мной и никаких противоречий у него не возникает, то и песня сюжету не противоречит. И от фильма, и от воспитания ребенка он стонет одинаково и подходит к ним одинаково. А значит, мы нащупали у того и другого общую основу.

Журнал «Анимейдж», февраль 2008 г., с. 54-55, перевод с японского А.Паниной.

Слева направо: Т.Фудзиока, Н.Фудзимаки, Н.Охаси, Д.Хисаиси, Х.Миядзаки

Верх страницы