Презентация песни к "Понё"
"Красоточки": из главы 4
"На старт"
Корейская статья о "Сэн"
Про Навсикаю
"Унесенные духами"
"Ведьмина служба доставки"
Ранний "Порко Россо"
Осаму Тэдзука
Учитель рисования
Семья

Главная страница

«Новейшая история "красоточек"»
Из главы 3 «Почему "красоточка" всесильна»

Го Сасакибара


       «Люпен III: Замок Калиостро» - режиссерский дебют Миядзаки в кино. С точки зрения кассовых сборов он отнюдь не стал хитом, но среди любителей мультфильмов был воспринят с большим пылом. До этого даже любители плохо знали, кто такой Миядзаки, но благодаря «Замку Калиостро» его запомнили многие.
       Перед этим Миядзаки срежиссировал телесериал «Конан» (1978 г.), но на момент трансляции он привлек внимание лишь части энтузиастов: основные околоанимационные журналы еще не существовали, и информация не была широко доступна. Да и тех, кто за этим сериалом следил, интересовал в большей степени ведущий аниматор Ясуо Оцука. После «Замка Калиостро» интерес к «Конану» разгорелся заново уже как к произведению Миядзаки.
       «Замок Калиостро» получил высокую оценку как целое, но особую популярность завоевала его героиня, Кларисса. Начиная с 1980 г. вокруг нее процветал самиздат, затем и в официальной печати она стала постоянной героиней заметок и пародий и может наравне с Лам [1] быть названа образцом «красоточек» 80-х. [...]

       Когда разгорелась мода на «нимфеток», Кларисса оказалась одной из самых популярных героинь из всей мультипликации и комиксов. Внешность ее как нельзя лучше соответствует образу юной девушки. Ее фигура лишена признаков зрелости. Особенно это бросается в глаза, если сравнить ее с другой героиней того же фильма, Фудзико Минэ.
       Фудзико нарисована с подчеркнуто женственными формами и подается как персонаж активный и соблазнительный. По сравнению с ней Кларисса выглядит очень скромно и невзрачно.
       Изначально, в предшествующих фильму телесериалах про Люпена, место главной героини занимала как раз Фудзико. Первый телесериал по комиксу Манки Панча «Люпен III» вышел осенью 1971 г. и шел около полугода; за счет повторных показов он набрал популярность, в 1977 г. появился второй телесериал, который имел громкий успех и продержался полных три года. На разгар его трансляции как раз и был запланирован «Замок Калиостро», второй кинофильм по мотивам того же цикла (в последующие годы Люпен также много раз возвращался в кино и на телеэкраны).
       На протяжении долгой истории цикла Фудзико всегда пользовалась большой популярностью, причем не только в рамках своего мира; о ней можно говорить как об одной из самых заметных героинь во всей мультипликации 70-х. Как архетип яркой, эффектной женщины она оказала большое влияние на множество комиксов и мультфильмов.
       Но здесь, в «Замке Калиостро», ей отведена глубоко второстепенная роль. Вся популярность досталась скромнице Клариссе, возник настоящий бум. Ничего подобного с «Люпеном» не случалось ни до этого, ни после.
       Этот феномен хорошо отражает суть «Замка Калиостро». Со дня своего выхода на экраны фильм заслужил множество положительных отзывов, но им не случайно всегда сопутствует замечание, что хорош он не как часть серии о Люпене. «Замок Калиостро» - прежде всего картина Миядзаки. Хаяо Миядзаки выступил как соавтор сценария (второй автор – Харуя Ямадзаки), художник-постановщик и режиссер и далеко отошел от экранизируемых комиксов, наполнив фильм своим характерным содержанием. Собственно, в главном герое уже почти невозможно узнать Люпена. Как легендарный вор он действует только в начале и в конце, но в остальной части фильма его функция иная. Поэтому и Фудзико, бывшая в его мире главной героиней, в новом, «не-люпеновском» сюжете уже не может оставаться на первых ролях. Вместо нее вперед выходит «героиня Миядзаки».
       «Замок Калиостро» - обобщение всей предыдущей кинокарьеры Миядзаки, квинтэссенция полнометражных мультфильмов студии «Тоэй». В этом жанре Миядзаки попытался изобразить вечную, классическую историю: сказку про принца и принцессу. Разберем подробнее структуру этого фильма, от которого в дальнейшем произошел весь жанр «красоточек».

       Люпен, изначально величайший вор всех времен и народов, в этом фильме почему-то принял на себя тяжесть роли принца. Не щадя жизни, он сражается со злым королем, чтобы освободить принцессу, которую тот запер в башне замка и на которой хочет насильно жениться. Принцесса – это Кларисса. Люпен побеждает злодея, спасает ее, и наступает счастливый финал – вот и весь сюжет «Замка Калиостро».
       Но чего ради вор Люпен вдруг превратился в принца и самоотверженно бросился в бой? В чем его мотив? В чем причина, из-за которой обычная для него охота за пачками купюр в банковских сейфах, драгоценностями и чертежами нового оружия сменилась служением принцессе?
       Вообще-то фильм не дает на это внятного ответа. Причина не показана явно и оставляет место для неизбежных сомнений.
       Будь Люпен истинным, природным принцем, сомнений бы не возникло. Мирами, где действуют законы сказки про принца и принцессу, были, например, «Кот в сапогах» студии «Тоэй», над которым Миядзаки когда-то работал как один из аниматоров, или французский фильм «Пастушка и трубочист» (Поль Гримо, 1952 г.), по словам Миядзаки, повлиявший на него в юности. Собственно, сюжеты обеих картин во многом перекликаются с «Замком Калиостро». Вот только главный герой «Замка Калиостро» не принц, он лишен необходимых для этого прав и качеств. Он обычный жулик. Миядзаки навязывает ему роль насильно.
       Здесь в фильме возникает перекос. Впечатление такое, что Миядзаки, втолкнув Люпена в несвойственную ему роль, удерживает его там давлением своего романтизма. В результате черты принца, которых у Люпена быть не должно, оказывается вынужден отыскивать зритель. Умолчание заставляет домыслить недостающее: недостающую причину, почему Люпен ради Клариссы готов жертвовать собой.
       Поскольку в явном виде фильм ничего об этом не говорит, искать причину остается в скрытом от глаз внутреннем мире Люпена. Зритель смутно домысливает некую влюбленность – потому что кроме влюбленности ничто не может убедительно объяснить поведение Люпена. На самом деле под конец фильма на это даже есть намек. Мастерство режиссера в том, что он не дает зрителям времени усомниться, отвлекает все новыми и новыми событиями и ловко жонглирует их вниманием, однако, как отмечает Сюнъити Карасава в книге «Изучая поп-культуру: комиксы», сюжет этого увлекательнейшего фильма полон изъянов. В отрыве от видеоряда это цепочка происшествий, за которыми трудно разглядеть смысл.
       Сказка о принце и принцессе изначально держится на условности, и в ней нет необходимости специально показывать любовь; но принудительно перенесенная в мир «Люпена», она начинает нуждаться в таком обосновании со стороны героя.
       Чтобы стать принцем, бывший вор вынужден искать опору в предположительной влюбленности.

       Однако тут возникает проблема.
       Принцесса любит принца и находит ответное чувство просто за счет того, что она принцесса. Так устроен мир этой сказки. Никаких вопросов он не вызывает. Но вот у заброшенного туда, не являющегося настоящим принцем Люпена нет оснований любить принцессу и быть любимым. Чувство с его стороны мы ему приписали, но вот взаимности быть не должно. Бедняга вор может лезть из кожи как угодно, принцессу ему не завоевать.
       Что же делать с этим недостатком?
       Вероятно, путь только один. Недостойный мужчина может осуществить мечту в единственном случае: если принцесса сама решит его полюбить. Для него нет другого способа стать настоящим принцем, кроме как если она его таковым признает. Вот в этой пассивной роли и оказывается Люпен.
       В данной ситуации цену героя определяет героиня, его судьба оказывается всецело в ее руках. Женщина становится тем абсолютом, от которого зависит ценность «меня как мужчины».
       Кларисса именно такова. Существо, превращающее в любовной истории недостойного в достойного – так Миядзаки изобразил «красоточку». Можно сказать, над героем уже нет никого выше. «Красоточка» - богиня, ниспосылающая благодать, а жалкие мужчины должны ей поклоняться. В этом отношении «Замок Калиостро» бесспорный представитель данного жанра.

       Очень интересная вещь происходит в конце фильма. Люпен, которого любовь принцессы должна сделать настоящим принцем и которому остался до счастливого финала один шаг, отказывается от него.
       Это сцена, когда действие закончилось и Люпен готовится уезжать. Кларисса кидается к нему на грудь и умоляет взять ее с собой. Настал миг превращения самозванца в принца! Люпен с серьезным лицом готов уже обнять Клариссу, но что-то его останавливает. Стоит ему сомкнуть объятья, сказочный сюжет завершится счастливой развязкой – но Люпен ее отвергает. Преувеличенным, гротескным движением он разводит руки и обращается к Клариссе тоном человека, принявшего бесповоротное решение: «Не говори чепухи. Только выбралась на свет божий, и хочешь обратно в темноту? Твоя жизнь только начинается; не надо ее пачкать, как я свою замарал».
       Он не настоящий принц: он замаран, и если станет принцем, для героини в этом не будет ничего хорошего. Мужчина со своими желаниями несет девушке вред; поэтому должен отступить. За словами Люпена именно такой смысл.
       Перед нами во всей отчетливости предстает исковерканная мужская психология, порождающая образ «красоточки».
       Мужчина здесь воспринимает себя как носителя угрозы для героини, как фигуру отрицательную. Конечно, Люпен – вор и обитатель изнанки общества, поэтому для него такая позиция не кажется надуманной. Однако верно и то, что, самоустранившись, он позволяет Клариссе оставаться такой, какой она была; отказавшись от нее, он оберегает ее от травмы и возносит на заоблачные высоты, где она и дальше пребудет неприкосновенным божеством – «красоточкой».
       Добиться принцессы значило бы утянуть ее за собой в реальность, где она перестанет быть принцессой и сделается всего-навсего обыкновенной женщиной, каких множество. А значит, мужчина потеряет свою сверхъестественную проковительницу.
       Именно потому, что он мечтает о ней, получить ее он не может – вот такой причудливый получается результат. Перед нами мужчина, которого чувство к женщине связывает по рукам и ногам. Стремясь к ней, он осознает собственное ничтожество, оказывается обречен на бездействие, а она за счет этого превращается в абстракцию, которая имеет над ним тем более сильную власть. Вот этот образ и есть «красоточка».
       Можно сказать, что «Замок Калиостро» стал подлинным представителем этого жанра, когда Люпен развел руки вместо того, чтобы обнять Клариссу.

[1] Лам – героиня комикса Румико Такахаси «Надоедливые пришельцы» (Урусэй яцура), романтической научно-фантастической комедии, печатавшейся в 1978-87 гг. в журнале «Сёнэн сандэй»
(назад к тексту)


Сасакибара, Го. Новейшая история "красоточек": "обожание" и персонаж ("Бисё:дзё" но гэндайси - "моэ" то кяракута:). Токио, "Коданся", 2006 (2004). Из главы 3, стр.43-53.

Верх страницы
"Красоточки": из главы 4